Николай Синицын

Персональная страница и блог

После поэмы — симфония!

Поэмой своей о величайшем нашем современнике, в тонкой прослойке местной интеллигенции, я фурор произвел. Ну, думаю, теперь о нем надо оперу написать или ораторию, или уж симфонию, на худой конец! Ведь любит высокое руководство в машине музон погонять — а чего еще в пробках делать? И вот, кто-нибудь начальственным пальцем в плеер — тык, а оттуда божественные флюиды моей оперы потекут. Сразу в салоне о простом народе вспомнят, об его нуждах печься будут еще усерднее…

Решил я по такому случаю музыкантом заделаться, композитором. Кстати, говорят это теперь самое верное средство, чтоб в маргиналы не попасть — играй, пой, веселись! — никому до тебя дела нет, никто за это в цугундер не потащит (ежели музицировать потихонечку, от ментов подальше).

Приобрел я на свои средства, весьма скудные, губную гармонику. Трофейную, германского производства. Пристроился с ней под елочкой у метро. Хорошо-то как! Холодок, ветерок. На ветках игрушки покачиваются, да позвякивают. Народ новогодний по скользким тротуарам носится, вокруг двухметровые сосули с крыш свисают. Родина!.. И я сижу, сквозь масочку медицинскую, на гармошке поигрываю.

Вдруг кто-то чумазый:

— Колян, ты?! Здорово! А чё ты тут делаешь? Чё не буха́ешь? Опять в завязке?
— Оперу пишу, о Путине. Отвали, не мешай!
— А чего о нем писать? О нем и так каждый опер знает!
— Значит, симфонию пишу. Проходи дальше! Я подшитый.

Любуюсь огонечками, легкими дамочками в стройных сапожках, надо льдом пролетающими, поигрываю, да думаю: «А ведь никому невдомек, что я отрывки из будущей симфонии исполняю, о всенародно любимом нашем соотечественнике!»

Но самое приятное — осознавать, что в такую погоду меня арестовывать никто не побежит: скользко!