Николай Синицын

Персональная страница и блог

От местных поганок — к глобальной политике!

Фланировал я намедни по правой стороне Невского, в совершенно случайной компании девиц наитяжелейшего поведения (обе в ярких кокошниках, с расписными балалайками; судя по всему, для частого орошения голосовых связок, довольствовались они отнюдь не колодезной водой; ну откуда, из какой обоссанной подворотни вынесла их нелегкая на мою голову?!), как вдруг истошный вопль оборвал лихую девичью песнь на взлете.

«Подайте на «Новичок» люди добрые! Явите такую божескую милость к рабу многогрешному, недостойному!» — сиплым фальцетом покрывал окружающее пространство хилый бородатый мужичок с давно не мытыми патлами, свисавшими до самых плеч.

Он сидел на ступеньках, у входа в кафе, положив на колени мягкую засаленную шляпу.

Девицы, завидя его, чуть не земной поклон отвесили. (Любят и по сей день на Руси юродивых старцев.) А я, откровенно говоря, побрезговал — не вижу смысла с каждым встречным-поперечным ручкаться, да еще ни с того, ни с сего, с разбега, в десна лобзаться. Однако же портмоне я достал, отслюнил из пачки купюру пятитысячную, да на лоб ему — шлёп!

«Выпей, братец, за наше здоровье!»

Мужичонка чуть от радости не обделался. Пригласил нас за свой счет в рюмочную (что на Стремянной). Согласились. Любопытно ведь!

После первой же выяснилось, что откушал он ее за мой счет не зря: такого, шельмец, нарассказывал, что волосы по всему телу дыбом, ежели вспоминаю. (А вспоминать частенько приходится, ведь все кругом только о том и толкуют. Вот и хожу, бывало чуть не целый день, как под напряжением электрическим.)

Оказывается, прослышал наш народ, что теперь можно на дармовые хлеба податься в Германию, в клинику тамошнюю. Надо лишь отравы хлебнуть как следует. И варят ее теперь по всему Питеру, из чего не попадя. (В основном из грибов поганых, что в наших парках растут, в местах, где собаки погадить любят.)

Так иная бабка нынче за свою склянку чуть не по по тыще целковых требует!

Но откуда у простого человека на грибную отраву, если даже на пшеничную у него не каженный день имеется? Вот и пошли многие побираться, «Новичка» ради.

Узнал это, стою и думаю: хорошо то как — отъестся русский люд в Германии, отоспится, раздобреет, да вернется в Россиюшку, рождаемость подымать! Создадут они, может, свою партию: «Берлинские пациенты», например. Да начнут людишек наших темных и непутевых немецкой премудрости обучать. Эх, заживем тогда!..

А ежели и у нас ихнюю «Шариту» отгрохают когда-нибудь, так может весь народ травиться перестанет, почем зря?

P. S.: Дуэт тот, душераздирающий, сразу после рюмочной, полиция приняла, как говорится, под белы рученьки. Говорят, что кокошники до сих пор в луже плавают, где-то у пятого отделения (на Лиговском). Что стало с балалайками и шайтан не расскажет.