Точка сборки

Сергей Сергеевич пригладил седую бородку, поправил на носу очки и сказал с некоторой торжественностью в баритоне:

— Господа, я на этом проекте совсем недавно, но возьму на себя смелость предложить вам отметить вчерашний аванс — первый, который я получил в этих прекрасных трудовых стенах. Обмыть, так сказать, слияние с коллективом!

— Аванс — это святое! — поддержал коллегу басом коренастый мужчина с красноватым лицом и мохнатой грудью, осененной золотым распятием. — Грех не обмыть!

— Не обмоешь — не поедешь! — заметил тенором худощавый паренек с китайскими иероглифами на шее.

Сергей Сергеевич снял крышечку с плоской, отделанной кожей фляжки и наполнил коньяком мельхиоровые стопки.

— Позвольте небольшой тост, господа. Буквально пару слов.

— Краткость — вежливость королей! — напомнил бас.

— И брат гениев! — дополнил тенор.

Сергей Сергеевич откашлялся и начал:

— Нельзя не признать, что в данный момент наш коллектив, как и вся наша необъятная родина, к сожалению, все еще находится на периферии современной науки.

Все глубоко вздохнули. Худощавый паренек закурил.

— Однако, закрыты ли для нас творческие горизонты?.. Ничуть! — рассек ладонью воздух Сергей Сергеевич.

— Дерзновение — это искра божия!.. По моему разумению, — подтвердил бас.

— Широко шагаешь — штаны порвешь! — возразил ему тенор.

— Многополярность мнений — вот главная черта, за которую я сразу же полюбил ваш коллектив. Как говориться, многая ему лета!

Они чокнулись, выпили коньяк; закусили ломтиками лимона.

Сергей Сергеевич, прежде чем налить по второй, учтиво осведомился:

— Продолжим, если вы не возражаете?

Коллеги, занятые пережевыванием лимона, сначала закивали головами ему в ответ, а затем помотали ими из стороны в сторону.

Он наполнил стопки и предложил:

— Следующий тост за вами, Иван Сергеевич! Вы сторожил этой почтенной организации, вам и карты в руки.

— Вообще-то, я больше в шахматишки люблю… Но, говоря по существу… Нет, ребята! По одиночке не выстоим, ни в жизнь!.. А если бы не закаленные нашими дедами скрепы, мы все уже давно бы кони двинули!.. Выпьем за них!

— За дедов или за скрепы? — съехидничал тенор.

— За всех! И за коней тоже!

Все выпили. Доели лимон.

— Хороший коньяк! Дорогой наверное? — спросил Иван Сергеевич.

— Для родного коллектива ничего не жалко! — заверил Сергей Сергеевич. Наполнил стопки и продолжил свою роль тамады: — Теперь предлагаю слово Сергею Иванычу. Пожалуйста, молодой человек. Вам перенимать эстафету поколений!

— Да все у нас, в общем-то, пучком. Хоккей хороший. Космос тоже… Нельзя все видеть в одном черном цвете!

— Никак нельзя! Грех на душу… — согласился Иван Сергеевич и перекрестил лоб.

— Ни в коем случае! — поддержал Сергей Сергеевич. — Это антинаучный подход!

— А ежели олигархи у нас шибко воруют… Так бес с ними со всеми! — подытожил Сергей Иванович.

— И то верно! Кто не без греха? — спросил Иван Сергеевич.

Сергей Иванович выпил коньяк; остальные — следом за ним.

Дальше беседа вышла из крепкого русла, так как тамада слегка осоловел, поставил фляжку на стол, и распитие коньяка приняло ненормированный характер.

— Однако, не все олигархи одинаково вредны! Есть среди них и патриотически настроенные единицы! Вот вам крест!

— Согласен абс-с-с-с-солютно!

— Как хорошо, господа, что в нашем коллективе образовалась некая «точка сборки», объединившая различные политические взгляды!

— Но чей же все таки Крым? Ей-богу!

— А Курилы?!

Внезапно открылась дверь, весь проем заполнила массивная женская фигура с огромным колыхающимся бюстом.

— Так, мужики! Я не поняла! А чего вы расселись? Работать кто будет? Пушкин?

— Толстой! — предложил бас.

— Грибоедов! — подхватил баритон.

— Мао Цзэдун! — завершил тенор.

— Вас фура на площадке уже полчаса дожидается! Мотор не глушат! В цеху дышать нечем! Мне на своем хребте окна таскать?!

— Одну секундочку! Наш коллектив еще не обсудил крымский вопрос!

— И проблему Курильских островов!

— И несменяемость верховной власти!

— Да вы что, мужики, хотите без премии остаться?! У нас это запросто!

Они тяжко вздохнули, вышли из подсобки в цех. Обступили окно. Двое ухватили его по краям, а третий взялся за середину. Подняли, поднесли к фуре, поставили в кузов, задвинули вглубь. И повторяли они эту операцию до конца рабочего дня. Молча. Без перекуров.

На следующий день Сергей Сергеевич уволился.

22 июня 2019 г.