Силовик на службе у олигарха

Он уже не помнил, когда впервые почувствовал себя «силовиком». Однако, это ощущение оказалось настолько привлекательным, поглощающим, что даже минутный подъем к его поверхности грозил вызвать изнуряющую кессонную болезнь.

С тех пор, каждый день приносил ему опьяняющие контрасты. Энергетические всплески и опустошения следовали чередой. Он стал ощущать свою жизнь всей кожей, всеми нервами, а не только тем местом, которое было развито ежедневным восседанием у телевизора.

Были в этой новизне и неприятные моменты. Долгая очередь к какой-нибудь магазинной кассе, обычно проходящая незамеченно, теперь выталкивала его на берег, иссушала… Но потом следовало вознаграждение: покорность кассирши, трепетавшей под его «силовым» взглядом, быстро возвращала весь организм на прежнюю глубину.

Однажды в ресторане, молоденькая официантка, случайно встретившись с ним глазами, растерялась, обронила салфетку… и погрузила его к вожделенному «силовому» дну, почти на неделю!

Сохранять нужное чувство помогала одежда, тщательно подобранная в соответствии со стилем, насыщающем теперь его жизнь энергией: все в темных, черных тонах — куртка, брюки, туфли… Он видел, что так в Питере одевались серьезные крепкие мужчины — те, кого он считал «силовиками».

Как то раз, в выходной, шествуя по питерским магазинам, в надежде отыскать недостающий «силовой» атрибут — золотую печатку с ониксом, — он встретил своего одноклассника. Опустились в полуподвальное кафе, поесть шавермы.

Как на грех, у одноклассника с собой оказалась не початая бутылка водки. Разлили по полстаканчика. Выпили. Закусывали улыбаясь.

Одноклассник демонстративно окинул взглядом его гардероб.

— А ты вроде как силовиком заделался?.. Нормально. На олигарха работаешь?

— Не на завод же идти!.. В структуре теперь.

— Мужик! Уважаю!

Выпили еще. Одноклассник (как выяснилось, заурядный компьютерный гений) не унимался.

— Ни разу живого олигарха вблизи не видел. У него «мерин» есть?

— И «мерин» есть, и дом в Сочи. И даже две любовницы. И, как говорят, проблемы с потенцией имеются.

— Обалдеть! Чтоб я так жил! Реальный мужик.

— Да, брат! У них, богатых, свои законы. Нам они не чета… Но человек он хороший, душевный. И деньжат у него, при случае, занять можно… У меня, кстати говоря, завтра зарплата. Больше пить не буду.

 

Утром он не спеша полюбовался отполированным «Мерседесом», сияющим у входа в офис, и поднялся на этаж в предвкушении радостного события. Трижды постучал в дверь, секунду подождал, и открыл ее плавно-плавно.

— А-а! Здорово, брат! За зарплатой? Вижу, вижу… Нет, ее пока нет. Заморочки! Хоть убей! Сам без зарплаты сижу!

— Так ведь вы уже четвертый месяц задерживаете…

— Знаю, брат, знаю… Но — никак! Проблематично! Сейчас в стране кризис. Выживаем. Пояса, как говориться, затянули… Америка проклятая! Санкции! Пятая колонна еще под ногами крутится, озверевшая… Ты уж потерпи. Все будет хоккей! На вот тебе тыщонку в долг. Держи. Небось, дома жрать нечего? Хлеба возьми, водки… ну чего там еще?.. Курева.

— Мне бы хоть за один месяц получить, а? За свет, за квартиру не плочено…

— Как только, так сразу. Жди, тебе говорят! У нас — кризис!

Он взял со стола купюру, вышел из кабинета.

Вдруг подумалось: «Ну и сволочи эти олигархи!». Он обернулся и смачно плюнул на дверь, прямо на табличку. На ней было выведено черным по бронзовому: «Ленобласть, Жополевский р-н, ООО «Жопсельтранс», директор А. А. Понтюшкин».

25 мая 2019 г.