Николай Синицын

Персональная страница и блог

Хрен с культурой

Видали, двадцать третьего, на платформе Пупышево, сухопарого старика в телогреечке, с развевающимися седыми лохмами, выкрашенными хной в рыжий цвет*, мятущегося меж пассажирами, пытавшегося всучить им исписанные листки?.. То был я! Раздавал народу свою поэму «Великий и неисследованный», в наисвежайшей редакции.

Никто не брал! Я, конечно, не Байрон и далеко не Высоцкий, но как могут отказываться от столь ценной халявы те, кто по полтора часа в этикетку на колбасе вчитывается?

Тем более, что писал я вовсе не о мясе птицы «механической обвалки» — о нашем всенародном любимце и благодетеле:

«Монашески скромный, народам — отец,
Любит он келью, а не дворец»…

Один остановился, с виду интеллигентный, листок взял и мне в глаза уставился, несколько нагловато. Как будто я ему, в нагрузку, еще спеть обязан или сплясать!

Говорю ему:

— Проходите, гражданин! Не задерживайте пассажиропоток! Не мешайте культуру в массы нести!

А он вдруг встрепенулся и, как мне показалось, с ленинской картавинкой, спрашивает:

— Почему вы раздаете здесь, а не среди протестующих, на Невском? Вы что, из банды кровавого узурпатора?

— Если бы я был из его банды, я бы в Куршевеле раздавал! Просто в мусарне париться не хочу.

— Любите вы, люмпены, чужими руками из огня каштаны таскать! Вот дай вам свободу — передушите друг-друга! Знаем мы вас! Крымнашисты!

— А вы, либерасты, целуете в жопу свою Америку!

— Ничего! Раскачаем мы эту крысиную лодочку, да всех вас на дно!

— Так ты, гад ползучий, против нашей родной вертикали?! За что деды́ воевали, а?!

Схватил я его за грудки, да взболтнул как следует. Смотрю, а он не угомонился: соплей полный рот набрал и целится — норовит мне в лицо плевком попасть. Я увернулся, а его презент в полицейского угодил, на шум-гам прибежавшего. Совсем как в кино вышло!

Но есть Бог на небе! Увели этого диссидента проклятого куда подальше. Пусть себе в «обезьяннике» партизанит, бандеровец!

Я перекрестился, бантик полосатый на телогреечке от табака отряхнул, да свалил на велике** в свою «заброшку», подобру-поздорову. Подумал, хрен с ней, с культурой! Своя рубаха к телу поближе, даже если залатана.

Дома, как водится, взбодрился валокординчиком, да всю ночь фашню чморил в «Одноклассниках». Пущай катятся в Гейропу, сволочи!

*Почему у меня такая прическа? Потому что играю на губной гармошке так, как Dave Mustaine (Megadeth) на гитаре!
**Выменял у Нияза (дворника с ул. Коллонтай) на змеевик от самогонного аппарата. Мне он без надобности, а ему семью кормить надо.